Кубок Балтики 73

Свыше 300 яхтсменов, представляющих 19 яхт-клубов, на 52 яхтах вышли 1 июля в Невскую губу — традиционное место стартов первого этапа всесоюзных гонок крейсерских яхт на кубок Балтийского моря. Глядя на плотный клубок белых парусов, который завязывался у судейского судна, мы невольно возвращались в своих мыслях на пять лет назад, к такому же июньскому дню, когда четыре «шестерки» ленинградского яхт-клуба «Водник» впервые стартовали в крейсерской гонке на приз «Катеров и яхт». За прошедшие годы большие изменения произошли и в парусном спорте, и в наших гонках. Флот крейсерских яхт на Балтике пополнился еще четырьмя десятками яхт класса Л6, построенных на ленинградской судоверфи ВЦСПС; Таллинская верфь начала серийную постройку судов «однотонного» класса, имеющих близкие к «шестерке» размерения. Располагая достаточным количеством однотипных яхт, яхтсмены теперь получили хорошую базу для проведения морских гонок. К участию в них стимулировало и то обстоятельство, что повысить спортивный разряд стало возможным только в соревнованиях, так как звание мастера спорта за дальние спортивные плавания ныне не присуждается. 

"Маршрут

Приз нашего сборника оформился в виде двух кубков: Кубка Балтийского моря, вручаемого абсолютному победителю гонок с учетом гандикапа по международным правилам обмера IOR и Хрустального кубка редакции «Катеров и яхт», который получает экипаж самой быстроходной яхты. В пять раз удлинился маршрут соревнований: в этом году положением предусматривалось провести две серии гонок, каждая из трех этапов, общей протяженностью 912 миль. И самое главное — с 1970 г. наши гонки стали всесоюзными. 

Вот этими изменениями и объясняется, что на соревнования 1973 г. собрался самый многочисленный и представительный флот за всю пятилетнюю историю этих гонок. Кроме 33 «шестерок» в заметные группы на этот раз выделились катамараны (6 судов) и «однотонники» (5 яхт). Наряду с судами заводской постройки можно было видеть яхты, изготовленные самостоятельно силами коллективов яхтсменов. В первый испытательный рейс повел новую яхту «Надежда» класса К8 ее главный строитель и капитан В. Леонов из московского яхт-клуба «Буревестник». Надо сказать, что ни по качеству постройки, ни по оборудованию яхта не уступала судам, построенным на верфях, не говоря уже о проекте, выполненном на высоком профессиональном уровне известным конструктором и яхтсменом Н. В. Григорьевым. Правда, проект не рассчитан на завоевание призовых мест в гонках, скорее он учитывает специфику смешанных плаваний по рекам с выходом в море, какие приходится совершать москвичам. Двухмачтовое вооружение с укороченным рангоутом, умеренная осадка и большой объем надводной части — из-за этих особенностей К8 уступает яхтам класса Л6 в гонке.

В соревнованиях снова приняла участие однотипная яхта «Паллада», построенная московскими яхтсменами самостоятельно, известная по прошлогодним гонкам Кубка Балтики. 

В Ленинград пришли два девятиметровых крейсерских катамарана типа «Гауя», постройку которых организовали в рижском республиканском яхт-клубе А. Гаркайс и Э. Лауценек. Но наибольший интерес вызвал новый экспериментальный катамаран «Гемини» — продукция верфи рыболовецкого колхоза «Царникава». В проекте нового судна его талантливый конструктор А. Эглайс развил идеи, проверенные на «Гауе», но благодаря большим размерениям «Гемини» более комфортабелен и быстроходен. В его 12-метровых корпусах расположены удобные жилые каюты (включая двухместную каюту капитана!), камбуз, гальюн, штурманский уголок. Уже при первом знакомстве узкие корпуса, имеющие отношение длины к ширине по ватерлинии около 15:1, минимальное аэродинамическое сопротивление судна, эффективные шверты втыкающегося типа и мощное парусное вооружение (69 м2) с мачтой-крылом дают представление о скоростных возможностях катамарана.

Мостик «Гемини», соединяющий корпуса в катамаран семиметровой ширины, очень легкой конструкции; как и на «Гауе», связь между корпусами осуществляется за счет шарнирного крепления поперечных балок и тросовых стяжек. Немаловажную роль играют и тросы стоячего такелажа, в первую очередь штаги и ахтерштаги, раскрепляющие корпуса через мачту. Корпуса катамарана обшиты 6-миллиметровой фанерой, оклеены стеклопластиком. Во всем чувствуется строгая весовая дисциплина, тщательность изготовления. Поэтому и вес катамарана невелик — полное водоизмещение немногим более 4 т, а осадка корпусами составляет всего 50 см.

Прямо со стапелей Таллинской экспериментальной верфи повели в гонку новый «однотонник» «Мираж» яхтсмены московского ЦВСК «Аврора». На 12-й по счету яхте этой серии конструкторы постарались учесть недостатки, выявившиеся при эксплуатации «однотонников» раннего выпуска. Улучшены обводы кормовой части корпуса (уменьшена их полнота), яхта лучше отцентрована, снабжена облегченным рангоутом и новым рулевым устройством. По специальному заказу планировка помещений выполнена с кормовой каюткой и средним расположением кокпита.

Однотонники из Таллина в гавани центрального яхт-клуба в Ленинграде
Однотонники из Таллина в гавани
центрального яхт-клуба в Ленинграде

Можно смело сказать, что дистанция наших гонок превратилась в своеобразный испытательный полигон для проверки и сравнения различных классов и конструкций крейсерских яхт. Так, яхтсмены с интересом следили за результатами, которые показали новые яхты, приобретенные в Польше, а также впервые участвовавшая в Кубке Балтики яхта «Мальва» I группы IOR.

Но как бы ни был хорош тот или иной проект, многое зависит и от экипажа. Отрадно было видеть, что многие клубы более серьезно, чем в прошлом году, подготовили свои суда к гонке. Ветераны наших соревнований поняли, что выходя в гонку как в обыкновенный дальний поход, рассчитывать на победу нельзя. Нужно тщательно подготовить корпус и вооружение, предусмотреть оптимальный набор парусов для различных условий, отработать каждую мелочь, от которой зависят минуты, порой решающие успех на дистанции. Впервые на некоторых яхтах были подняты подспинакерные стаксели, «толлбои» и «ричеры», деревянный рангоут заменен на облегченный из алюминиевых сплавов и сделано все, чтобы снизить гоночный баня без ущерба для ходовых качеств судна. 

Что можно сказать о составе участвующих команд! Как и в прошлые годы, больше половины, а точнее — 28 яхт представляли Ленинград, 13 — Латвию, 6 — Эстонию, 1 — Литву. Кроме яхтсменов Прибалтики, на гонки были заявлены 4 московских экипажа и один из Перми. 

Опережая старт первого этапа, мы вышли в море на «однотоннике» «Сатурн» (он использовался в качестве судейского судна) с тем, чтобы лучше наблюдать за ходом гонки. Но к вечеру 30 июня задул семибалльный встречный ветер, поступило штормовое предупреждение, заставившее организаторов гонки перенести старт на следующий день. Утро первого июля застало наш «Сатурн» лавирующим при постепенно стихающем ветре примерно в 70 милях от Ленинграда. В это время участвующие а гонке суда стартовали при свежем северо-западном ветре и, пройдя Кронштадт, смогли идти одним галсом, придерживаясь генерального курса первого этапа. Как всегда, флот яхт разделился на две основные группы: около 20 яхт, лидируемые опытным ленинградским экипажем «Амура», пошли к южному берегу, оставляя острова Сескар, Малый, Мощный и Тютерсы к северу; другая группа предпочла идти путем больших кораблей севернее этих островов. 

Яхта АМУР накануне старта
Яхта АМУР накануне старта
Яхты выходят на старт в Невскую губу
Яхты выходят на старт в Невскую губу
Московская яхта
Московская яхта "Паллада" класс К8

Утром, 2 июля, когда «Сатурн» прошел Гогланд и едва двигался в почти полное безветрие, за кормой смутно обозначились в мареве силуэты парусов первых трех яхт северной группы. Через несколько часов уже можно было различить легкие спинакеры «шестерок» «Дианы» и «Риги» и стремительный профиль «Гемини», а на горизонте появились еще шесть парусов. В это же время вся южная группа осталась совсем без ветра и безнадежно заштилела на меридиане Гогланда. Можно было ожидать, что финиш растянется почти на сутки. Воспользовавшись своим правом судейского судна, запускаем двигатель и снова опережаем яхты. 

В ночь на 3 июля подул ровный северный ветер, собрав весь флот в компактную армаду. Первым подходит к устью Пириты прошлогодний обладатель обоих кубков экипаж яхты «Рига», за ней ленинградская шестерка «Диана» и катамаран «Гемини». Через полчаса финиширует новая группа — «Паллада» (Л6, ленинградский «Водник»), катамаран «Каупо» и «шестерка» «Арго» (Ленинград, ВМФ). Удивила всех участников и судей московская К8 «Паллада»: уступая по ходовым качествам яхтам класса Л6, она финишировала на этот раз седьмой и только высокий гоночный балл (TSF=0,823) отбросил ее экипаж на 26 место. Впрочем, в третьем десятке оказались и такие опытные капитаны, как победитель наших соревнований 1970 г. Б. Кришталь, а также К. Бойков и X. Петерсон — всех их подвели капризы штилевой июльской погоды. Неплохо прошли этот этап и «однотонники» — первым финишировал «Садко», опередив 12 яхт старшей II группы.

Перенос старта, а затем штилевая погода уже на первом этапе привели к отставанию гонки от календаря на двое суток. Поэтому судьи вынуждены были дать старт второму этапу утром 4 июля, не дав спортсменам как следует отдохнуть и пополнить запасы. 

Этот этап Таллин — Вентспилс протяженностью 212 миль, был, пожалуй, самым интересным: выйдя из Финского залива, яхты должны были оторваться от берега и около 80 миль идти без возможности уточнить свое место по береговым знакам. К тому же погода была неустойчивой, а из Рижского залива шло довольно сильное течение, направленное поперек курса. 

Снова, опережая яхты, выходим с попутным ночным бризом в пролив Суурупи и берем курс к о-ву Осмусаар. С восходом солнца ветер постепенно слабеет до полного штиля. «Сатурн» проходит остров под мотором. В это время гоняющимся яхтам еще дуло и, вытянувшись длинной цепочкой вдоль берега, они очень медленно продвигались к Осмусаару. 

Почти все капитаны предпочли оставить этот остров к югу, опасаясь недостаточно хорошо обставленных мелей между материком и Осмусааром, который им пришлось проходить в темноте. Лидировал в этой группе «Амур», экипаж которого, имея неудачный опыт «облизывания» берегов на первом этапе, предпочел не искушать судьбу. На рассвете, однако, с «Амура» заметили далеко впереди три паруса — это, как выяснилось впоследствии, были «Рига», «Кареджи» и «Фортуна». Пройдя проливом южнее Осмусаара, эти яхты выиграли несколько миль и первыми вышли к мысу Тахкуна.

Днем расстояние между соперниками сократилось до нескольких корпусов, а погода преподносила гонщикам сюрприз за сюрпризом. То вдруг начинал дуть 2—3 балльный норд-ост, то ветер внезапно стихал до полного штиля, и яхты часами стояли буквально борт о борт. А то вдруг рядом стоящее судно, поставив легкий спинакер, начинало уходить к горизонту под, казалось, только для него появившийся ветер. 

Утро 6-го июля яхтсмены встретили при полном штиле и только когда на яхтах заканчивался обед, приготовленный на этот раз в идеально спокойных условиях, подул устойчивый северо-восточный ветер. Те, к кому подходил ветер, бросали ложки и торопливо ставили спинакеры, пытаясь хоть на метры оторваться от уже надоевшего соседа. Первыми запестрели легкие паруса на «Сольвейг», «Арктике», «Риге», «Амура» и катамаране «Гемини». Катамаран быстро набрал скорость и вскоре опередил остальной флот. Так с попутным ветром под большим спинакером «Гемини» и подошел в полдень к входным воротам порта Вентспилс, на 49 минут опередив первую килевую яхту. Ею была «Рига». 

Уютная рыбачья гавань быстро заполнялась яхтами — к 19 часам почти все участники были налицо. Недоставало только ленинградской «шестерки» «Нева» и «однотонника» «Мираж». Они ошвартовались в гавани только утром следующего дня — в поисках ветра их капитаны слишком далеко ушли в море еще у Осмусаара.

В 17 часов 7-го июля с запозданием против календаря на двое с половиной суток был дан старт следующему, 116-мильному этапу Вентспилс - Клайпеда. Старт был многообещающим: дул норд-ост силой 3-4 балла, сразу после ракеты на мачтах взвились нарядные спинакеры и яхты шестиузловым ходом бодро пошли на юг, следуя вдоль берега. Только три яхты, послав прощальный салют, взяли курс в обратную сторону. Это были постоянные участники наших соревнований эстонские «Санта Мария», «Керберос» и «Лембиту». Так получилось, что через несколько дней должны были дать старт традиционной Мухувяйнской регате, организуемой федерацией парусного спорта Эстонии. Участие в ней было вопросом спортивной чести эстонских капитанов. Жаль, досадная накладка со сроками - ведь все три очень опытных экипажа могли претендовать на призовые места! 

Стартуем вместе с гоняющимися яхтами. Первые часы флот идет довольно кучно, разворачиваясь веером, а острие которого были «Рига» и «Гемини». Постепенно начинают давать себя знать конструктивные особенности проектов: «шестерки» отрываются от «однотонников», отстают К8 и яхты польской постройки «Мечта» и «Балтика-III». К траверзу маяка Ужава, что находится в 12 милях от Вентспилса, яхты подошли, уже вытянувшись в две параллельные берегу кильватерные колонны. 

Но вот солнце зашло и ветер затих, осталась лишь легкая зыбь. Большинство капитанов начали вплотную прижиматься к берегу в надежде поймать ночной бриз. Более осторожные (а прошлом году именно на этом участке маршрута были случаи посадки яхт на прибрежную отмель) предпочитали держаться мористее. Трудно сказать, кто больше выиграл. Иногда вперед уходили яхты, которые шли на пределе глубин у самого берега. Через некоторое время ветер вдруг получали суда, держащиеся мористее, и уверенно обходили штилевавших у берега соперников. Все это требовало постоянного напряжения экипажа, каждая сотня метров давалась дорогой ценой. 

Первые минуты гонки
Первые минуты гонки

И только к полудню второго для подул легкий, но уже постоянный ветерок с северо-запада. Мгновенно взвились спинакеры, но ветер был настолько слаб, что паруса то вздувались пузырями, то бессильно опадали к мачте. И все же, растянувшись на многие мили, флот медленно приближался к финишу. Первым его достиг снова «Гемини», а через два часа неожиданно для судей и болельщиков финишный створ пересекла «Кареджи» под управлением Ю. Фунтикова. Всего лишь 6 минут проигрывает ему Б. Кришталь, за которым в ста метрах следует «Рига».

Катамаран Гемини
Катамаран "Гемини"
яхта АМУР
яхта "АМУР"

Среди яхт III группы первой финишировала яхте «Флора» ленинградского яхт-клуба «Труд», переоборудованная в крейсер из отслужившей свой век гоночной яхты класса R 5,5. Обмеренная no IOR, яхта получила гоночный коэффициент TCF =0,7816, что давало ее экипажу право участвовать в гонках наравне с «однотонниками». Однако, на наш взгляд, решение судейской коллегии допустить «Флору» к соревнованиям технически не оправдано. Ведь в наших гонках, относящихся по международной классификации к II категории, могут участвовать крейсерско-гоночные яхты открытого моря, обладающие соответствующими мореходными качествами, комфортом для экипажа и минимумом оборудования и снабжения, обеспечивающим безопасную эксплуатацию яхты в море. Вряд ли этим требованиям удовлетворяет «пятерка», даже если ее залалубить и снабдить самоотливным кокпитом. И уж во всяком случае по всем показателям она не может сравниваться с «однотонником». 

Последние яхты финишировали на внешнем рейде Клайпеды глубокой ночью. Все экипажи нуждались в хорошем отдыхе, пополнении запасов пресной воды и провизии. Стало ясно, что старт следующего этапа задерживается уже на трое суток против запланированных сроков. Посовещавшись с командирами яхт, судьи решили исключить очередной этап Клайпеда - Роя и стартовать прямо на Пярну. Так появился самый длинный этап соревнований - Клайпеда - Пярну, протяженностью 228 миль. 

10 июля при свежем (5-6 баллов) норд-весте и крупной волне яхты вышли на внешний рейд порта Клайпеды. После старта предстояла лавировка, причем выгодным галсом был левый. Многие капитаны им и пошли, прижимаясь вплотную к берегу, насколько это позволяли глубины. Издали казалось, что яхты передвигаются прямо по пляжу. Вряд ли это можно было одобрить с точки зрения хорошей морской практики: ведь случись что-либо непредвиденное (порвись грот, например) и судно оказалось бы на песке у совершенно открытого берега на накатистой прибойной волне. 

К вечеру ветер понемногу стал стихать, но с моря шла крупная зыбь, сильно раскачивая яхты и вытряхивая остатки ветра из парусов. Так прошла вся ночь. Утро не принесло желанного бриза. Снова ветер зашел на попутный, но на зыби спинакеры стояли плохо. За сутки флот растянулся так, что с любой яхты можно было одновременно видеть не более четырех-пяти соперников. 

Не изменилась погода и в Рижском заливе, хотя море постепенно успокоилось и гонщикам сопутствовало абсолютно безоблачное небо. 

Выйдя на дистанцию несколько позже стартовавших яхт, наш «Сатурн» почти сутки шел вместе с однотипным однотонником «Альфа». Но постепенно он начал уходить вперед: давали себя знать отличные паруса, пошитые в мастерской Рейна Кумари, алюминиевая мачта и, конечно, меньшие запасы воды и топлива («Сатурн» вез 300 л воды и около 100 л бензина для вспомогательного двигателя). Еще быстрее скрылся из виду «Гемини». Поставив, казалось, всю парусину, какая имелась на борту катамарана, его экипаж прокладывал курс для всего флота в хорошо знакомых ему водах. «Гемини» и вошел первым в Пярну, затратив на эти нелегкие 228 штилевых миль немногим более 40 часов. Второй на финише была «шестерка» «Арго» из ленинградского яхт-клуба № 55, затем «Кама», «Кареджи» и «Сольвейг». Главные претенденты на первое место «Амур» и «Рига» смогли на этом этапе занять всего лишь 6 и 8 места. 

В Пярну судьям пришлось снять с соревнований яхту «Мечта» (яхт-клуб ВМФ, Рига, капитан О. Г. Фельдман), которая не прошла контрольную пару буев на входе в Ирбенский пролив. Ранее Фельдман был дисквалифицирован на первом этапе гонок за навал в предстартовое время на яхту «Витязь». Надо отметить, что это единственный случай за все пять соревнований, когда судьи вынуждены были прибегнуть к столь суровой мере наказания.

Вторичный финиш «Кареджи» в числе лидирующей тройки яхт существенно увеличил ее шансы на победу и внес остроту в соревнования. Теперь только по результатам последнего этапа можно было выявить абсолютного победителя и обладателя Кубка Балтики. Им в одинаковой степени мог быть экипаж любой из четырех яхт: «Риги», «Амура», «Кареджи» и «Сольвейг».

Курс последнего этапа гонки от Пярну до Риги был проложен вокруг о-ва Рухну: для того, чтобы сделать этот этап зачетным, его дистанция должна была быть не менее 100 миль. Сразу же после старта (он был дан при трехбалльном норд-осте) перед командирами встала трудная задача в выборе пути своих яхт. Дело в том, что самый короткий путь до Рухну вел не по рекомендованному (и, следовательно, безопасному) фарватеру, а между островами Манилайд и Соргусар, окруженными каменистыми отмелями и банками. Как говорили яхтсмены: «Прямо пойдешь — яхту потеряешь, влево возьмешь — последним придешь». И все же почти все капитаны избрали короткий путь. Последствия этого решения не замедлили сказаться: несмотря на ясный день и хорошо видимые ориентиры лидирующая яхта «Арго» на полном ходу выскочила на банку «Бурун». Это послужило сигналом для остальных капитанов взять мористее и не прижиматься к отмели. А команда «Арго» около 40 минут снималась с мели, пропустив мимо себя более половины яхт. 

Наказаны за легкомыслие были и другие экипажи. Так, например, у о-ва Кихну села на мель «Фата Моргана», а при обходе Рухну ткнулась в камни яхта «Амур». Причем на «Амуре» шли с работающим эхолотом, предельно прижавшись к отмели. Яхта села на камни прежде, чем последнее показание эхолота сообщили рулевому. Правда, скорость была небольшой — к этому времени почти совсем заштилело, — и команда легко сняла яхту с мели. 

По рекомендованному фарватеру, оставив справа острова с каменными отмелями, прошли только четыре яхты: «Арктика», «Персей», «Дайла» и катамаран «Ако». И тем не менее все эти яхты финишировали одними из первых. 

экипаж яхты Рига - обладатель Кубка Балтики 1972-73 гг.
экипаж яхты "Рига" - обладатель Кубка Балтики 1972-73 гг.

Ночью шквалистый ветер трижды подгонял яхты и на рассвете многие из экипажей оказались в пределах видимости Рижского побережья. 

катамараны Ако и Викинг на дистанции
катамараны "Ако" и "Викинг" на дистанции

Первым в устье реки Двины ранним утром 15 июля вошел катамаран «Гемини» (110 миль он прошел за 17 часов) и ошвартовался на своем штатном месте у причала празднично украшенного Центрального яхт-клуба. Спустя 2,5 часа плотным строем вошли «шестерки» «Арктика», «Сольвейг», «Кареджи», «Рига», «Амур», «Дайла», «Персей» и другие. Разрыв между яхтами был минимальным и до точного подсчета трудно было назвать абсолютного победителя. Им, как и в прошлом году, оказалась яхта «Рига», всего на 0,6 очка отстала от нее «Кареджи», третьей был «Амур».

Берем первые интервью у победителей. Георгий Матвеевич Шмыгун — капитан яхты «Рига», ставшей двукратным победителем наших соревнований, начал заниматься парусным спортом в 1948 г. в рижском яхт-клубе ВМФ под руководством одного из старейших парусников нашей страны Б. Б. Лобач-Жученко. Он неоднократно выступал на чемпионате СССР, на яхте класса Л-45 вместе с капитаном Хитуном занимал второе место. В 1950-53 гг. Шмыгун гонялся на «Олимпике» и дважды становился чемпионом Латвии в этом классе. Затем «Звездник», на котором он занял третье место в чемпионате республики, и, наконец, «шестерка» «Рига». В 1957 г. Шмыгун получает диплом мастера спорта СССР. Экипаж «Риги» под руководством Шмыгуна дважды становится чемпионом Латвийской ССР и дважды завоевывает переходящий кубок редакции сборника. Кроме участив в гонках экипаж «Риги» совершил немало морских плаваний, в том числе четыре похода в ГДР и Польшу. Работает Шмыгун технологом на Рижском судоремонтном заводе, парусным спортом занимается в яхт-клубе «Моряк». 

О самой яхте можно сказать, что построена она в 1966 г. на ленинградской судоверфи ВЦСПС и плавает под дакроновыми парусами, пошитыми знаменитым эстонским мастером Р. Кумари. Кстати, прекрасно сшитыми Кумари парусами в немалой степени объясняется и успех «однотонника» «Апьфа» (яхт-клуб «Капев», Таллин, капитан Маасик) — победителя наших соревнований в группе III IOR. 

Хрустальный кубок редакции, присуждаемый самой быстроходной яхте, по праву был вручен капитану и конструктору катамарана «Гемини» Апдису Эглайсу. Хотя почти безветренная погода и не позволила продемонстрировать все возможности нового катамарана, «Гемини» неизменно оказывался первым на финише, а по времени, затраченному на всю сокращенную до 855 миль дистанцию, на 5 часов опередил абсолютного победителя гонок «Ригу». 

Имя А. Эгпайса хорошо известно нашим яхтсменам. Он один из первых в нашей стране начал конструировать парусные катамараны и этот его интерес к самым быстроходным парусникам остается неизменным уже в течение 12 лет. Несколько лет назад Алдис стал профессиональным судостроителем, перейдя на постоянную работу на верфь колхоза «Царникава», где он организовал серийное производство крейсерских катамаранов. Главным в своей новой работе он считает поиск новых конструктивных решений, возможность экспериментов. Одна из ближайших задач А. Эглайса — разработка и испытание автоматического устройства, предотвращающего возможность опрокидывания катамаранов в штормовых условиях. «При достаточно опытном экипаже риск опрокинуться не велик. Мы же хотим сделать катамаран таким же безопасным, как и обычная яхта, сохранив в то же время легкость конструкции и высокую скорость» — так он сформулировал свою цель.

Подводя итоги соревнования на заключительном собрании командиров, участники высказали ряд критических замечаний и предложений, прежде всего по поводу маршрута и сроков проведения наших гонок. По-видимому, дистанция в 912 миль слишком велика — вследствие штилевой погоды соревнования с учетом времени на возвращение домой полностью поглотили у многих экипажей весь отпуск. 

Капитаны яхт сожалели, что маршрут получился практически прибрежный, без достаточно длинных переходов вне видимости берегов, где можно было бы посоревноваться в знании мореходной астрономии и умении вести судно по счислению. Погоня за береговыми бризами заставила многих капитанов пренебречь правилами морской практики, что при определенном стечении обстоятельств могло привести к печальным последствиям. Неоправданный риск ставил в неравные условия экипажи, выбравшие безопасный путь. Все это следует учесть при подготовке соревнований будущего года.

Большую роль в подготовке и проведении соревнований сыграли яхт-клубы, оснастившие яхты участников парусами и необходимым оборудованием, проводившие тренерскую работу с экипажами крейсерских яхт. По-видимому, пришло время сделать на соревнованиях лично-командный зачет с учреждением переходящего приза команде-победительнице. Подобный зачет существует на всех крупнейших зарубежных гонках крейсерских яхт — на «Одно-», «Полу-» и «Четвертьтонных кубках», на «Адмиральском кубке» и т. п. Команду яхт-клуба могут представлять три яхты, которые определяются на отборочных гонках самим клубом. Вручение переходящего приза яхт-клубу безусловно послужит стимулом дальнейшего развития нашего парусного спорта ка Балтике. 

© - Издательство "Судостроение", 1973
Номер 46 журнала «Катера и Яхты» 

Яхта "АРГО" Санкт-Петербург © 2019